суббота, 25 июня 2016 г.

Brexit: начало конца ЕС?


Вопросом, вынесенным в заголовок к этим заметкам, сегодня задается весь мир. В четверг Великобритания проголосовала за выход из Европейского союза. Результаты референдума произвели землетрясение: подобно премьер-министру Дэвиду Кэмерону, заявившему в пятницу о своем фиаско и грядущей отставке, мало кто предполагал, что большинство британцев проголосует за "развод" с единой Европой.


Комментаторы трактуют этот драматический шаг в соответствии с собственным местожительством: аналитики стран – членов ЕС предрекают Британии чудовищный экономический кризис. За океаном мнения разошлись. Сторонники президента Обамы в ужасе, а его политические соперники  (прежде всего Дональд Трамп, по стечению обстоятельств оказавшийся в день референдума в Англии) солидаризируются с британским демократическим большинством.

Немного истории

Чтобы разобраться в подлинных причинах отказа большинства британцев от членства в ЕС, необходимо вспомнить, с какой целью был создан этот союз на континенте, часть престарелых жителей которого помнят ужас и потери, пережитые ими во время Второй мировой войны.  

Отдышавшись и придя в себя после войны, многие страны Европы пришли к выводу, что только интеграция станет достойной альтернативой разобщенности, подогреваемой усиливающейся конкуренцией. Если на территории одной страны добывают уголь, а в другой развита металлургическая промышленность – следует укреплять сотрудничество, в том числе – посредством послабления таможенных пошлин.

ЕС, в состав которого ныне входят 28 государств, был официально создан в 1992 году Маастрихтским  договором, который вступил в силу 1 ноября 1993 года. 19 стран ЕС ввели в обращение единую валюту – евро.

Если поначалу стирание границ ощущалось в основном на экономическом уровне (например, отмена в Великобритании таможенных пошлин на автомобили, произведенные во Франции), то позднее встал вопрос об иммиграции, сопровождаемой долгим, подчас крайне болезненным процессом получения гражданства. Например, французской семье, решившей перебраться в Великобританию, приходилось пройти семь кругов бюрократического ада, чтобы реализовать свою мечту.

После того как границы рухнули, свобода перемещения была гарантирована не только гражданам, но также товарам, услугам и капиталу. ЕС стал моделью Соединенных Штатов, с тем лишь отличием, что у каждого из входящих в него государств – яркая и неповторимая многовековая история, свои национальные традиции, язык и  ментальность.  

Пока страны ЕС экономически процветали, будущее казалось их жителям многообещающим и радужным.

Первым предупредительным сигналом стал финансовый кризис 2008 года.  Европейский Центробанк не смог эффективно отреагировать на него – это  привело к рецессии, которая оказалась гораздо более серьезной, чем сулили прогнозы. Безработица резко выросла. Больше других забеспокоились богатые страны, в частности, Великобритания: неужели придется поступиться собственным процветанием, чтобы вытащить из болота слабых партнеров?!

И все-таки главной причиной начала распада ЕС стали отнюдь не экономические проблемы и потрясения, как это пытаются подать политкорректные обозреватели западных СМИ.  

Мусульмане Европы: "Мы наш, мы новый мир построим"

Интернет-издание Pandeia.eu  приводит такую цифру: за последние 10 лет население Великобритании выросло более чем на 9%, однако состав иммигрантов резко изменился. Если 20 лет назад получения британского гражданства добивались в основном выходцы из относительно бедных стран распавшегося соцлагеря, то впоследствии сюда хлынул мощный поток мусульман.

В ходе опроса, проведенного в прошлом году, 45% британцев назвали самой серьезной проблемой, стоящей перед страной, "иммиграцию/межрасовые отношения". В настоящее время 77% британцев считают, что квоту на иммиграцию в страну следует существенно уменьшить.

Глубину процесса освоения мусульманами просторов Западной Европы в целом и Великобритании в частности способен понять лишь тот, кто постоянно следит за развитием событий на континенте. Речь идет отнюдь не только об угрозе терроризма и о распоясавшихся бесноватых фанатиках "Исламского государства". Налицо – тихая ползучая аннексия. За последние 20-25 лет огромные жилые кварталы в столицах и крупных городах стран Западной Европы кардинально изменили свой облик. Еще во второй половине 1990-х туристы, прибывшие в Лондон, Париж, Брюссель или Амстердам, были поражены тем, что неожиданно для себя они оказались в филиале Багдада или Стамбула: мусульманские кварталы превратились в такие же автономные герметически закрытые острова-гетто, как некоторые арабские кварталы – в Иерусалиме, столице Израиля. Местная полиция не решается проводить рейды и даже патрулировать те жилые массивы европейских столиц, на территории которых действуют собственные мусульманские школы и детские сады, а лица женщин скрыты под чадрой.

Ситуация резко усугубилась в 2015 году, с началом беспрецедентного миграционного кризиса. Поначалу правительства западноевропейских стран не отдавали себе отчета в том, что де-факто Шенгенская зона приказала долго жить. Всего за один 2015 год в страны ЕС разными путями (включая рискованные для жизни переправы в надувных лодках из Ливии к берегам Италии) прибыл миллион мусульман. Поток беженцев, которых ЕС привечал в течение многих лет, сменился стихийным океаном нелегалов.

В сентябре 2015 года, на пике битвы нелегалов за Евротоннель под проливом Ла-Манш, соединяющий Францию с Англией, часть стран Шенгенской зоны – вразрез с юридическими принципами ЕС! – в авральном порядке реставрировала пограничный контроль. Германия объявила, что возможности приема "беженцев" достигли предела. Чехия перекрыла границу с Австрией, однако легионы выходцев из Афганистана, Эритреи, Судана и бог весть еще каких стран нашли обходные пути проникновения в ЕС.

Характерно, что мало кто из "беженцев" изъявляет готовность осесть на постоянное жительство в относительно небогатых странах бывшего соцлагеря. Подавляющее большинство облюбовало самые богатые государства ЕС, прежде всего – Великобританию, Францию, Германию, Австрию, Бельгию: здесь ислам с его тайной неизбывной мечтой о мировом халифате пустил самые прочные корни.  

Беженцы-мигранты-террористы?

Если бы миграционный кризис не усугублялся активизацией террористической деятельности, возможно, ЕС и на сей раз закрыл бы глаза на массовое нашествие мусульман и попытался выбраться из тупика посредством перекачивания из одного бюджетного кармана в другой миллионов евро на "интеграцию" пришельцев.

События, однако, развернулись иначе: в ноябре 2015 года исламисты совершили в Париже  серию кровопролитных терактов, включая захват и расстрел заложников в концертном зале "Батаклан". В марте 2016 года мишенью фанатиков-исламистов стал Брюссель, где находятся не только руководящие органы ЕС и штаб-квартира НАТО, но также 2500 всевозможных международных организаций и 2000 крупных мировых компаний. В аэропорту и в брюссельском метро прогремели взрывы. Официально было сообщено о 34 погибших и сотнях раненых.

К моменту этого теракта здравомыслящие жители стран ЕС уже осознали: больше других к агрессии и насилию склонны представители второго поколения мигрантов-мусульман, то есть (парадоксальным образом) – уроженцы свободной Европы! Именно они оказывают катастрофическое влияние на коренных жителей европейских государств, недавно принявших ислам либо просто увлекшихся идеологией фанатиков-экстремистов, распространившейся с космической скоростью через социальные сети. Самопожертвование во имя модной идеи - создания мирового халифата толкает белокурых голубоглазых старшеклассниц из Британии в объятия боевиков ИГИЛа и заставляет бежать из родительского дома в далекую сирийскую Ракку… Если прежде идеалом европейской молодежи был мускулистый Супермен,  то сейчас сказочного сверхчеловека сменил боевик ИГИЛа в маске с окровавленным топориком в руке.

Неудивительно, что на референдуме в Великобритании за выход из ЕС проголосовали в основном умудренные житейским опытом представители старшего поколения: они первыми осознали, какую опасность представляет для Европы нашествие ислама. Молодежь, выросшая в условиях отсутствия границ и тотальной свободы, высказалась за то, чтобы страна осталась частью Евросоюза.

Результаты референдума в Великобритании в чем-то сходны с раскладом в Израиле: поколение светской молодежи, родившейся и выросшей в пост-ословский период, попросту не помнит, как в середине 1990-х рвались автобусы в центре  Иерусалима и Тель-Авива и как в начале 2000-х гремели взрывы в столичном кафе "Момент" и в нетанийском отеле "Парк". Этому поколению с детского сада  основательно промыли мозги на "уроках мира".  Точно так же – но с еще большей долей политкорректности – промывают мозги британской, французской и бельгийской молодежи: толерантность и политкорректность – превыше национальной традиции, а зачастую – и национальной безопасности.

От фактов и реалий, однако, не уйдешь. В этот четверг, когда неизвестный (по некоторым версиям - психически неуравновешенный христианин) открыл огонь в кинотеатре германского города Фирнхайм, СМИ тут же – на автопилоте предположили,  что речь идет о теракте. Призрак исламистского террора бродит по объединенной Европе, повергая в мистический ужас миллионы ее жителей.

Устоит ли Евросоюз в столь сложных, во многом непредсказуемых условиях? За годы своего существования он обзавелся мощнейшим бюрократическим аппаратом и превратился на международной арене в весьма влиятельную политическую силу, а в последнее время (неужто в страхе перед усилением терроризма и партизанских войн на своей территории?) пытается максимально потрафить мусульманским странам в целом и борющимся с "оккупацией" палестинцам в частности.

Пока трудно что-либо прогнозировать. Как бы там ни было, об "экзите" (в переводе с английского – "выходе") из ЕС все громче говорят во Франции (Марин Ле-Пен), Германии (антиисламистское движение PEDIGA), а также в самом Брюсселе…

На снимке: это не лагерь палестинских беженцев Джебалия, это - Италия (фото Игоря Тубина, Турин) 

Комментариев нет:

Отправить комментарий