вторник, 6 марта 2012 г.

Пурим: иерусалимская прелюдия

Прокатившись сегодня по столице на трамвае, я сделала неожиданное открытие:  если Израилю и удалось добиться того, чтобы Иерусалим стал де-факто единым и неделимым, то исключительно благодаря пуску в эксплуатацию этого тяжеловесного серого «динозавра»!



Купив в автомате за 6 шекелей 60 агорот билет и втиснувшись у центрального автовокзала в вагон, обращаю внимание на еще один неопровержимый факт: «ужастики» относительно ликвидации женщин как класса изрядно утрированы.
Доказательства?
Пожалуйста!

Грозный «хареди» преспокойно соседствует не только со мной, но и с молодой арабкой, поднявшейся в трамвай с коляской. И никто ни на кого не посягает, никто не гонит никого в хвостовую часть вагона.

Преодолев невидимую «зеленую черту» - границу прекращения огня 1949 года, трамвай, отчаянно звеня, въехал в «оккупированный» Восточный Иерусалим. Я вышла у Шхемских ворот, а сосредоточенные пассажиры поехали дальше – в Писгат-Зеэв, соседствующий с Шуафатом.



При этом ни один араб (в вагоне их было куда больше, чем нас) не проклинал «сионистских захватчиков» и к «освобождению Палестины» не призывал.


Дотопав пешком до Яффских ворот, сворачиваю на Мамилу: а вдруг там уже начались гуляния по случаю Пурима?

Но нет. Вместо подростков в карнавальных костюмах по магазинам торгового центра деловито снуют монахини да жители восточных кварталов.

(Чтобы посмотреть фотографии в натуральную величину - кликайте, не ленитесь!)
В последние пару лет арабов на Мамиле ничуть не меньше, чем евреев и иностранцев, причем как среди покупателей, так и среди сотрудников грандиозного комплекса. Во многих фирменных магазинах жителей Восточного Иерусалима можно видеть за прилавком. Что же касается покупательной способности, то арабы предпочитают добротные дорогостоящие вещи. Неужто благодаря тому, что в восточной части столицы налоговая инспекция не проводит столь широкомасштабных акций по выявлению неплательщиков, как в еврейских кварталах?

Впрочем, не будем гадать, а просто констатируем еще один факт: шопинг, подобно транспорту, также наверняка является гарантом целостности столицы. Вряд ли после покупок и кофепития на Мамиле модницам Восточного Иерусалима захочется отовариваться в тусклых однотипных магазинах по месту жительства.

Пурим настиг меня уже на бульваре Бен-Иегуды.



Уроки в школах закончились – на улицы высыпали малыши и старшеклассники.



В толпе – в десятках версий и экземпляров - преобладает царица Эстер.



Юноши, вырядившиеся в девушек, и девушки, за спиной у которых выросли крылья, чинно вышагивают по отполированным камням мостовой.


Определить, кто тут Петя, кто Сережа, достаточно сложно, да и к чему?



Главное – сохранить карнавальные костюмы до завтра. Идеально – до четверга, когда на Мамиле грянет красочная «адлояда».


С наступающим!



Всё не так уж плохо, как может показаться на первый взгляд – после прочтения полных драматизма сообщений израильских СМИ. Даже убедительную победу Биби в Вашингтоне мастера по формированию израильского общественного мнения пытаются облечь в траурные одежды: мол, если проанализировать язык тела и жестов американского президента и израильского премьера, сходу замечаешь, что никакой химии между ними нет.



И не должно быть! Ведь если бы между Бараком Хусейном Обамой и Биньямином Бенционовичем Нетаниягу возникла химия, в восточной части Иерусалима рельсы уже разобрали бы на железные прутья и обуянная гневом толпа исламистов наверняка бы поперла освобождать от нас Палестину. А так… Нет химии – нет и новой интифады. Зато надвигаются выборы. В Америке. И терять голоса могущественных евреев Обама не собирается. Оттого и решил отложить на потом давление на Израиль.  

Однако всезнающая израильская пресса «тактично» умалчивает об истинных причинах, заставивших Обаму взять time out. Сообщать о дипломатических победах, поднимая мораль нации,  в наших краях считается моветоном. Желтая пресса красит мир в монотонно черный цвет, пытаясь загнать народ в депрессию. Ведь что важнее для будущего Израиля: тактическая победа премьера или нагнетание внутренней напряженности, которая рано или поздно таки выгонит на улицы исстрадавшийся под бременем дороговизны и налогов средний класс, дальновидно припарковавший автомобили престижных марок на удаленной от городской площади бесплатной автостоянке. И тогда, на пике «израильской весны», Биби со своим не слишком левым (скажем прямо) правительством заслуженно загремит в оппозицию, а к власти придет социально справедливая  «Кадима» с Яиром Лапидом и  активистами «Шалом ахшав». Иерусалим справедливо разделят, «правых экстремистов» выпрут из Иудеи, Самарии и Иорданской долины. И тут же - "ахшав" - воцарится в Израиле полный, тотальный «шалом».


Я вообще-то тоже за мир, но - без принятой у арабов приставки "справедливый". И столичный трамвай я ни за какие бублики не променяю на бумагу, на которой наклепают текст очередного договора. Пущай себе ходит через спаянный железными рельсами Иерусалим.

А с договором (как, впрочем, и с дракой за Мамилу, львиная часть которой расположена в восточной части города) можно и подождать. Восток – дело тонкое. Где тонко (посмотрим на Сирию, которой Ольмерт буквально четыре года назад хотел передать Голаны!) – там и рвется…